Кали в Кашмирском Шиваизме

Автор | · · · · · · | Кашмирский шиваизм · Статьи | Комментариев к записи Кали в Кашмирском Шиваизме нет

Глава из книги «Кашмирский Шиваизм. Наслаждение и освобождение»

Все виды проявления всех феноменов всего мира осуществляются Всемогущим Господом посредством Его божественной силы, которой в шиваизме дано имя «Кали», т.е. той силы Бога, благодаря которой он осуществляет все проявления всех явлений, а также Его пяти божественных действий.
Все объективное существование подобно лишь сну и является результатом воображения (кальпана) ума: таковы взгляды буддистской школы Виджнянавада и западных идеалистов. Но согласно теистическому абсолютизму монистического шиваизма Кашмира, это вовсе не воображение, а внешнее проявление божественных сил абсолютного сознания, и называется оно каланой, т.е. существенно отлично от умственного воображения (кальпана).[1] В Тантралоке Абхинавагупта описывает калану как процесс ясного проявления в пяти стадиях роста, названных кшепа, джнянам, самкхьянам, гати и нада. Это можно объяснить так:
1. Кшепа: все, — по сути и на самом деле, — является чистым и абсолютным Я-сознанием, поскольку такое сознание содержит в себе все в форме божественного могущества. Это означает, что оно обладает способностью появляться в виде всех феноменов, согласно своей свободной воле, всегда игриво активной в проявлении вовне бесконечной и божественной мощи такого сознания. Склонность к игре абсолютного сознания проявляет некоторые феномены вовне как отличные от Него. Такое мнимое отличие данных феноменов известно в шиваизме как кшепа, что означает «выбрасывание, выкидывание». Выглядит так, как будто всевключающее абсолютное сознание выбрасывает явления из себя самого, вечно сияя как всемогущее, бесконечное Я-сознание. Оно проявляет явления вовне в состоянии и форме Это-сти. Таким образом, они как бы оказываются выброшены из Я и поставлены в положение Это-сти или объективности. Такая Это-сть начинает сиять как сущность, отличная от Я. Каждое существо продолжает делать то же самое, хотя и не замечая этого. Каждый шаг внешнего проявления был определен Абхинавагуптой такими словами: “Svàtmanobhedanamkùepaþ”, означающими, что из-за кшепы вещь кажется отличной от я. (Tâ IV-174).
2. На второй стадии феноменальной проявленности элемент Я совершает неопределенное познавательное восприятие такой дифференцированной Это-сти. Дифференцированная Это-сть вначале сияет в психическом свете Я как объект, еще не воспринимаемый в какой-либо ясной определенной форме или под каким-либо определенным именем. Она сияет там посредством познания, еще не сопровождаемого сколько-нибудь определенной идеей или слово-образом. Такое познание известно как нирвикальпа самведана, или восприятие без четкой идеи, и здесь называется джняна, второй шаг объективного проявления. Абхинавагупта объясняет это так: Джняна означает знать дифференцированный объект посредством нирвикальпа-познания — познания, не сопровождаемого никаким четким представлением или слово-образом (Tâ IV – 174). Именно поэтому в Ньяя-шастре нирвикальпа не считается непосредственным инструментом прамы – правильного знания.
3. Третий шаг такого внешнего проявления – знание, сопровождаемое некой определенной идеей, обозначенной неким определенным словом, образ которого пронизывает такое знание и становится неотъемлемой его частью. Такое определенное познание, проливающее свет на имя и форму объекта, называется самкхьянам в контексте пяти типов каланы. Этот термин следует толковать как самьяк кхьянам – «делать что-либо четко известным». Это никак не следует понимать в значении математического подсчета. В качестве каланы, самкхьянам – это савикальпа-познание, т.е. знание с некой определенной идеей, которое всегда сопровождается каким-либо определенным слово-образом, обозначающим эту идею. В Тантралоке об этом говорится так: «Знать что-либо посредством савикальпа-познания называется самкхьянам, поскольку оно считает объект определенно отличным от другого схожего объекта» (Tâ IV – 174). Иными словами, здесь применяется закон апоханы. Апохана применяется к объекту данного познания посредством четкого представления о нем, выраженного определенным слово-образом, сияющим в своем свете вместе с данным представлением.

4. Четвертый шаг процесса калана состоит из эгоистического знания об объекте в качестве отражения в нашем Я-сознании как «Я знаю этот объект» или «Этот объект мной изведан». Это стадия прамы, правильного объективного знания, непосредственного результата савикальпа-познания, согласно анализу процесса познания в Ньяя-шастре. В шиваизме это называется гати в значении знания (gatirj¤ànam) и Абхинавагуптой определяется так: Гати – это принятие позиции отражения объективной идеи в Я-сознании знающего субъекта (Tâ IV – 175). Сознание как бы несет в себе представление о данном объекте.
5. Пятый шаг каланы – чувство такого самоудовлетворения, в котором объективное появление данного объекта полностью поглощается нашим само-осознанием, сияющим только как чистое остаточное Я или Ахам. Это называется нада, т.е. чистое само-осознание, и в Тантралоке описывается так: «Нада – это то остаточное само-осознание, которое полностью поглотило собой объективное проявление» (Tâ IV – 175).
Такие пять стадий каланы представляют собой пять божественных действий Всемогущего Господа. Кшепа представляет творение (сришти), джнянам – стхити (сохранение, устойчивость), а самахара, или поглощение, представлено гати. Самкхьянам – это нечто вроде пидханы или омрачения, а нада представляет ануграху, милостивую активность открытия. Кали, появляющаяся в форме пятичленной каланы, реализуется шайва-йогинами как абсолютная божественная сила Бога путем созерцательных практик шайва-йоги нескольких видов. Калиная – имя, данное особому виду шакта-упаи йоги системы Трика. Шакта-упая – практика само-созерцательной медитации. Это субъективная медитация, выполняемая с помощью практики постоянного повторения правильного концептуального знания (савикальпа-знания) достоверной истины о природе Я. Калиная – особый вид такой практики и поэтому она была включена Абхинавагуптой в шакта-упаю Трики в обоих его важнейших трудах – Тантролоке и Тантрасаре. Это созерцательная медитация на двенадцати аспектах Кали – божественной силы Господа, проявляющей себя в виде базовой природы каждого существа. Пятичленная калана, обсуждаемая выше, происходящая в сфере феноменального существования — ЭТО ЕСТЕСТВЕННАЯ АКТИВНОСТЬ АБСОЛЮТНО КАЖДОГО ЖИВОГО СУЩЕСТВА, В НЕЗАВИСИМОСТИ ОТ ТОГО, ПОНИМАЕТ ОНО ЭТО ИЛИ НЕТ. Живое существо осуществляет такую активность по отношению к окружающему миру.
Кали, по сути, — та божественная сила Господа, которая совершает пятичленную калану по отношению ко всему проявленному существованию, и сияет в форме божественной мощи абсолютной реальности в трансцендентном существовании. Так ее созерцали, и так она была обнаружена в своих основных двенадцати аспектах. Шайва-йогины открыли, что она несет в себе все существование на уровнях: чистого единства на стадии Шакти, единства в многообразии на стадии Видьи и полного многообразия на стадии Майи. Все явления также должны существовать в трансцендентном состоянии абсолютного сознания, иначе они не могли бы проявиться на стадиях Видьи и Майи. Поэтому Кали, божественная сила Абсолюта, заключает в себе все, даже на трансцендентном уровне. Таким образом, Кали предстает в своих четырех аспектах и названа Парадэви, Парапарадэви, Апарадэви и Всепроникающая Калакаршинидэви, абсолютная трансцендентная божественная сила. Затем о ней размышляют как о совершающей творение, сохранение и растворение на всех четырех уровнях существования. Такие божественные действия являются в форме божественного шевеления Спанды, сияющего как Парадэви на стадии совершенного единства. На этой стадии феномен идентичен ей. Парапарадэви содержит в себе феномен подобно тому, как город отражается в зеркале и кажется отличным и одновременно не отличным от него. Апарадэви несет в себе феномен наподобие того, как дом содержит разные предметы домашнего обихода как отличные от него. Изначальные и основные семена всех явлений, так же как и семена творения, и т.д., действительно существуют в трансцендентном абсолюте. Поэтому Кали здесь реализуется как содержащая в себе все и совершающая все божественные действия также в Ее трансцендентном аспекте. Здесь она сияет как единая форма — Пара, Парапара и Апарадэви — и названа абсолютной Калакаршини, т.е. силой, которая втягивает в себя и поглощает весь концепт Кала, или времени, которое, по сути, есть чувство последовательности. Это имя, данное понятию последовательности событий и действий. На санскрите последовательность называется крама. Поскольку Кали в ее трансцендентном аспекте втягивает в себя все концепции последовательности, такой аспект Кали назван Калакаршини. Это наиболее утонченное и возвышенное понятие Кали и ее двенадцати аспектов, которые Абхинавагупта обсуждает в Тантрасаре, написанной им после Тантралоки. Понятие двенадцати Кали было разработано также и некоторыми другими способами, поскольку оно не является основной картиной Абсолюта, а представляет собой концепт, относящийся к Его божественным силам, применимый в созерцательной медитации шакта-упаи системы Трика монистического шиваизма.
Практикующий Калинаю должен увидеть свое сознание выполняющим пятичленную калану по отношению к праматру (субъекту процесса познания), прамане (инструментальным средствам познания), прамее (объекту познания) и праме (правильному знанию). Ему следует постоянно повторять такую созерцательную практику по отношению к своим собственным силам, и в результате она приведет к самореализации и углубит впечатления открытия того, что он есть никто иной, как Всемогущий Господь, способный проявлять свои божественные действия по отношению ко всему существованию, феноменальному и нефеноменальному. Он узнает сущностную природу своего Я-сознания как именно Кали, божественность Всемогущего Господа, разыгрывающего калану, пятичленную игру феноменального проявления через свои двенадцать аспектов.
Практикующий калинаю визуализирует силы его собственного само-осознания как охватывающие и поглощающие Я-сознанием различные явления двенадцати видов вокруг него — одно за другим — с помощью двенадцати Кали. Это подобно тому, как если бы он проглатывал при помощи своих сил окружающий мир, состоящий из четырех составляющих: праматра, праманы, прамеи и прамы, проходящих творение, сохранение и поглощение, и, таким образом, являющихся в двенадцати формах.
Поскольку Кали, как божественная сила Господа, проявляет все четыре элемента процесса познания, обсуждавшиеся выше, как его субъект, объект, и т.д., именно она является источником и подлинной сутью всей проявленности праматровости (в оригинале pramatrhood, т.е. всей совокупности процессов субъективного восприятия (прим. пер.). Иными словами, все, что касается феноменального познания, все, что появляется как жизнь во вселенной, по сути, есть только Она. Поэтому в Трика Агамах Кали называют Матрисадбхава (Обладающей природой Матери, прим. пер).
Кроме того, если бы абсолютное сознание было лишено Его силы и склонности к внешнему проявлению, называемому калана, оно бы потеряло всю красоту и очарование. Кали, источник всей красоты – абсолютная реальность и поэтому зовется Вамешвари в Нисатана-агаме, что говорит о Ней как о владычице прекрасного. Изначальное значение слова вама – красота. Тот же смысл передан в имени Вамадэва – божественной формы Шивы. Вамачара – это система теологии, предписывающая приятные занятия и взаимодействия с услаждающими и прекрасными объектами. Слова вамору, вамалочана, ваманги, (прекраснобедрая, прекрасноокая, статная, прим. пер.), и т.д. также передают этот смысл в санскритской литературе.
Такое субъективное созерцание собственной божественной силы подробно обсуждалось в Тантралоке Абхинавагупты как одна из важных практик Шакта-упаи. В Тантрасаре об этом также подробно говорится. Считается, что такая практика очень быстро приносит результаты и это сделало ее столь популярной среди практикующих Трику. Поскольку по своей природе она в высшей степени скрыта, Малинивиджая и Дэвиямала-тантры, в которых упоминаются Матрисадбхава и Калакаршини, на нее лишь намекают. (MVT VIII-34). Абхинавагупта ссылается на это упоминание и Джаяратха цитирует этот фрагмент в Тантралоке: (Tâ III – 70, 71).
Трикасара, древняя работа по системе Трика, говорит о ней как о божестве, окруженном двенадцатью йогини, и Абхинавагупта ссылается на это, обсуждая Кали (TA III – 254). Такие ссылки в Тантралоке доказывают, что калиная была неотъемлемой частью Трики задолго до того как Абхинавагупта написал свою Тантралоку. Гласные, за исключением евнухов — кратких и длинных «р» и «л» — принимались как двенадцать Кали в матрика-йоге Шамбхава-упаи. (Tâ III – 250-253).
Абхинавагупта воспринимает калинаю как интегральную часть системы Трика и показывает, что такое положение она занимала задолго до него, и так была принята в некоторых древних агамических текстах и философских сочинениях.
Впервые калиная была обнаружена, разработана и распространена основательно среди шайва-практикующих сиддхой Шивананданатхом, давшим ей особое имя Краманая, или система садханы Крама. Абхинавагупта упоминает Шивананду как мастера Уттара-питхи (северной питхи, или северного центра, прим. пер.). В древние времена существовало четыре знаменитых центра тантрической теологии: Камакхья – восточная питха в Ассаме, Пурнагири – южная питха в Андхре, Джаландхара – западная питха в Кангре (Химачал Прадеш) и Орияна питха в Джаганнатхапури как центральная. Существовало и множество дополнительных центров и упа-питх во многих местах Индии. Долина Кашмира, например, известна как Медха-питха. Можно вполне принять ее за Уттара-питху Шивананданатха, жившего в Кашмире. Время Шивананданатха – 8 в. н.э., так как Сомананда (9 в.н.э.) был учеником в четвертом поколении в его линии передачи. Главными учениками Шивананды были три йогини – Кеюравати, Маданика и Кальяника. Тремя же их главными учениками были соответственно Говиндараджа, Читрабхану (известный также как Бханука) и Эраканатха. Говиндараджа передал подробный метод калинаи Сомананде, и его учения достигли Джаяратхи в 12 в. н.э. через длинную цепочку наставников и учеников. Учения Читрабхану дошли до Абхинавагупты в 10 в. н.э. через Удбхату, которого не следует путать с автором Удбхаталанкары (8 в. н.э.). Удбхата получил знание о поклонении Кали от Уджаты, который в свою очередь принял его благодаря устной традиции через линию учеников Читрабхану. Эраканатха занимался собой и не создал никакой линии передачи. Всю жизнь он пытался развить в себе сверхъестественные способности и на закате ее такие достижения стали ему отвратительны. Затем он написал всего лишь несколько стотр или религиозных гимнов. Гораздо больше практикующих, ученых и авторов появилось в этой традиции от учеников Шивананданатха. Некоторых из них Джаяратха упоминает по имени, а некоторые известны нам по длинным отрывкам из Крамакели Абхинавагупты, которые цитирует Джаяратха в комментарии к Тантралоке. Сведения о Шивананданатхе, о линии его учеников и истории распространения калинаи среди практикующих, также можно получить из примечаний Джаяратхи и отрывка из Крамакели, который он цитирует.[2] Абхинавагупта приводит много цитат и отрывков из некоторых работ, написанных на народных языках Кашмира, которые там преобладали во время литературной эволюции калинаи. Имена авторов этих отрывков и работ, из которых они взяты, не упоминаются. В древние времена даже образованные дамы из высших классов общества обычно предпочитали пракрит санскриту. Очень вероятно, что три ученицы Шивананданатха предпочитали писать и говорить на языке народа, и цитаты, сохраненные Абхинавагуптой в его Тантрасаре и в виваране на Паратришику, могли быть взяты им из письменных работ или изречений Маданики, в линию преемственности которой он получил доступ. Некоторые из этих пассажей могли принадлежать и любой из двух других йогини.
Практикующий калинаю должен был визуализировать силы своего собственного сознания как двенадцать Кали, поглощающих все существование, состоящее из праматра, праманы и прамеи во время совершения или пребывания в процессах созидания, поддержания, поглощения и абсолютного существования. Ему следовало видеть себя повелителем, содержащим такое существование внутри себя. Такая созерцательная медитация должна была выполняться по отношению к двенадцати аспектам Кали – к одному за другим – в установленном порядке последовательности. Порядок последовательности на санскрите называется крама. Поэтому калиная получила название Краманая задолго до Абхинавагупты; появились определенные философские труды по системе такой созерцательной йоги и ее популярным названием стала крама. Вот некоторые из этих работ: Крамасадбхава, Крамасутра и Крамастотра.Большинство из них утеряны. Система крама Шакта-упаи стала настолько популярна во времена Джаяратхи (12 в. н.э.), что он счел краму независимой системой теологии, подобно системам Трика и Кула. Он ссылается на многие труды по этой традиции и в изобилии приводит цитаты из них в своем комментарии к Тантралоке. Поскольку слово крама стало популярным названием поклонения Кали в системе Трика, Сиддханатха (10 в. н.э.) назвал свою оду Кали Крамастотра. Этот Сиддханатха был никто иной, как Шамбхунатха из Джаландхарапитхи (Кангра), которого Абхинавагупта[3] так почтительно упоминает во многих своих трудах как мастера Кулы и Трики. Притхвидхара, автор Бхуванешвари-стотры, называет его обоими именами:

ørã Siddhanàthakaruõakàraøambhunàtha
ørã øambhunàthakaruõakàraSiddhanàtha
(Bhuvane÷varã-stotra)

Как совершенного сиддху, его часто называли Сиддханатхом – повелителем сиддхов. Абхинавагупта написал подробный комментарий на Крамастотру Сиддханатха под названием Крамакели. Обе эти важные работы ныне утеряны. Джаяратха сохранил четырнадцать стихов Крамастотры и несколько отрывков из Крамакели, цитируя их в комментарии к Тантралоке. Абхинавагупта написал другую Крамастотру, которая сохранилась, но без комментария. Джаяратха цитирует отрывки из одного древнего текста под названием Панчасатика, обсуждая природу каждой из двенадцати Кали. К тому же, в одном месте он цитирует еще один текст под названием Сардхасатика. Тантрараджабхаттарака – еще один древний текст, в котором упоминаются двенадцать аспектов Кали. Описание этих Кали мы находим в Чидгагана-чандрике Шриватсы, которого издатели, сбитые с толку переписчиками, ошибочно отождествили с Калидасой. Джаяратха упоминает имена многих учителей и авторов, появившихся в линии преемственности учеников Шивананданатха и цитирует отрывки из некоторых их трудов. Он ссылается на Шивананданатха и Аватараканатха — учителя, который принес в этот мир разработанную систему калинаи. Кеюравати им упоминается как Какарадэви, т.е. йогини, чье имя начинается с «к». Это говорит о глубоком почтении к обоим древним наставникам калинаи.
Поклонение Кали в Бенгалии и многих других частях Индии носит ритуальный характер. Кали в данном случае представляет собой божественную форму Дурги и почитается как божество, спасающее людей от демонов. Для аборигенов Индии Кали – кровожадное чудовищное божество, которому поклоняются, принося в жертву животных. Такой характер Кали частично обнаруживается и в Бенгалии, но обычно она — любимое божество класса воинов. Кали в Кашмирском Шиваизме – ни кровожадное божество, ни истребительница демонов. Она разрушительница предельности, низводящей нас до состояния ограниченных существ и заточающей нас в горестный круг перерождений. Когда ей поклоняются посредством определенного рода само-созерцательной медитации, она раскрывает своим последователям скрытую божественность, и они УЗНАЮТ себя как Всемогущего Бога, обладающего Кали как их собственной божественной силой. Таким образом, Кали в калинае – та абсолютная божественность, которую нам надлежит узнать как нашу собственную базовую природу. Нам следует обнаружить ее посредством особого вида созерцательной практики, не принося к ее ногам жертвы животных. Итак, поклонение Кали в Кашмирском Шиваизме – это более высокий вид созерцательной медитации, субъективной по своему характеру и способной открыть нам нашу чистую, бесконечную и божественную природу.
Многие сиддхи воспевали Кали Кашмирского Шиваизма в ее двенадцати основных аспектах, олицетворенных божествами с различными символическими именами и формами. Медитация на такие формы способствует само-созерцанию двенадцати аспектов нашей божественной природы. Некоторые сиддхи добавили Абсолютную Кали, являющуюся в этих двенадцати аспектах, как тринадцатую. Разные авторы дали некоторым аспектам Кали разные имена. Некоторые авторы сформировали понятие некой дополнительной Кали между двумя, что может зародить сомнения и подозрения в умах читателей. Нужно учитывать то, что подобный анализ основан на детальном аналитическом мышлении философов-святых и не является абсолютной истиной. Такая истина – главная Кали – абсолютная божественность монистической абсолютной реальности. Ее можно анализировать и классифицировать на такое число аспектов, на какое способен в своем детальном мышлении высоко интеллектуальный практикующий. Созерцательный медитативный путь такой Шакта-упаи учитывает упомянутые выше двенадцать аспектов Кали, и такие аспекты абсолютной божественности составляют Шактичакру, медитация на которой осуществляется в Дхьяна-йоге Анава-упаи системы Трика Кашмирского Шиваизма.
Многие современные исследователи делали из мухи слона, используя слово Крамадаршана, упоминаемое некоторыми авторами. Кроме того, они были сбиты с толку такими заявлениями Джаяратхи и упоминаниями системы Крамы как отличной и независимой от системы Трика. Первые исследователи Кашмирского Шиваизма допустили некоторые ошибки. С их стороны это было вполне естественно, так как они не владели средствами для правильного понимания всего (в оригинале букв. «схватывания всего», прим. пер.). Ученые следующего поколения должны бы были исправить ошибки, допущенные Шри Дж. С. Чаттерджи (J.C. Chatterjee) и Др. К.С. Пандэй (K.C. Pandey). Но этого не произошло. Так накопилось заблуждение, вызванное подобными недосмотрами в самом начале современного исследования Кашмирского Шиваизма. Разделение Кашмирского Шиваизма на три философских школы – Агаму, Пратьябхиджню и Спанду – это одно большое заблуждение. Второе – признание системы Крама как отличную от системы Трика. И третье – соотношение трех философских школ – Агамы, Пратьябхиджни и Спанды с соответствующими им практиками Кулы, Трики и Крамы. Как обсуждалось ранее, Крама – неотъемлемая часть Трики и один из важнейших методов Шакта-упаи. И Пратьябхиджня, и Спанда – просто две важные темы одного и того же шайва-монизма Кашмира, а Агама-шастры – письменный источник обеих этих тем и принципов этой философии. Остается, тем не менее, надеяться, что ученые задумаются над этими фактами и продолжат мыслить в правильном направлении в отношении как теории, так и практики Кашмирского Шиваизма.

[1] Все виды такой каланы всех феноменов всего мира осуществляются Всемогущим Господом посредством Его божественной силы, которой в шиваизме дано имя «Кали», т.е. той силы Бога, благодаря которой он осуществляет все проявления всех явлений, а также Его божественных действий космического творения, и т.д.
[2] Он цитирует два стихотворения, принадлежащих перу Шивананданатха, что также доказывает авторство последнего.
[3] Шри Шамбхунатха был шактипата-гуру Абхинавагупты и потому всегда особо почитался последним среди его восемнадцати наставников (прим. пер).


Нет комментариев

Оставить комментарий